Урал: ювеналка и детдомовские девочки в сауне.

Сторонники ювенальной юстиции рассматривают родителей с точки зрения презумпции виновности и в любом инциденте, который может произойти с детьми в семье, обвиняют родителей. В итоге происходит варварское и зачастую беззаконное вторжение в семью, детей отбирают и помещают их в социально-реабилитационный центр (СРЦ) и детдом, «защищая» таким образом детей от родителей. Но в безопасности ли дети?

Проблемы в детских домах и социальных учреждениях

На Урале разразился очередной недетский скандал, в котором оказались замешаны воспитанницы СРЦ «Созвездие» (по сути, детский дом) города Алапаевска. В сети интернет появились фотографии, на которых обнажённые 14-летние девочки «отдыхают» в сауне со взрослым мужчиной. Выяснилось, что фотографии были сделаны два года назад, и сейчас девушкам уже 16 и более лет.

Инцидент попал в поле зрения силовиков, и было возбуждено два уголовных дела по подозрению в развратных действиях со стороны мужчины и халатности сотрудников детского дома. Скандал вышел на федеральный уровень, и его участники попали на передачу Первого телеканала «Мужское. Женское».

Выяснилось, что слухи о том, что в данном детском доме детей вовлекают в занятие проституцией, ходят по городу давно. Участники передачи рассказывали и вовсе страшные вещи. Так, одна из фигуранток истории якобы давала трогать себя мужчине за 1000 рублей, другие подозревают её в занятии проституцией. Также звучали истории о том, что якобы в детском доме старшеклассник изнасиловал 8-летнего мальчика, а несколько лет назад девочка свела счёты с жизнью также после изнасилования. Были обвинения и в адрес сотрудников детского дома, которые якобы избили ребёнка. Правда это или нет, сейчас невозможно сказать. Дай бог, если все эти истории являются преувеличением участников передачи, и не дай бог, если сказанное ими только верхушка айсберга.

Ясно одно, что, скорее всего, девочки действительно покидали детский дом (по словам директора, по заявлению, по словам участницы, без, так как ранее выходы были свободными) и ходили с лицами мужского пола в сауны, и, вероятно, одна из них жила регулярной половой жизнью с 15 лет.

Но это не единственный скандал, связанный с социальными учреждениями Свердловской области. Некоторое время назад в прессе появилась информация о том, что одна из сотрудниц органов опеки и попечительства Орджоникидзевского района Екатеринбурга предлагала за деньги ускорить передачу детей потенциальным опекунам. Тут речь шла о малышах около двух лет, и цена вопроса, по словам заявителей, — 80 тыс. рублей.

По факту злоупотребления полномочиями возбуждено уголовное дело и ведётся следствие. Но мы вынуждены констатировать, что дело это всплыло благодаря сумме факторов, которых могло и не быть. В частности, потенциальные опекуны проживают в Москве, и они не боятся органов опеки и попечительства из Екатеринбурга. Местные опекуны хоть и поговаривают о различных нарушениях чиновников, но заявлять об этом в прессе или правоохранительным органам боятся по нескольким причинам. В частности, опекуны опасаются, что соцработники могут расторгнуть договор опеки и отнять детей (за которых, в отличие от родителей, опекунам платят деньги, и немалые), а также того, что правоохранительные органы скорее встанут на сторону госчиновников.

Может, их страхи безосновательны, а может, и нет. Ведь система, которая «стоит на страже интересов несовершеннолетних», уже неоднократно давала сбои. И мы видим явный перекос, когда любой инцидент в семье может закончиться вторжением в эту семью органов межведомственного взаимодействия, а вот инциденты в СРЦ и детских домах замалчиваются или решаются «по-тихому».

В любом случае ни одному ребёнку не пожелаешь, чтобы он находился в детском доме. Даже в позднесоветский период истории нашей страны, когда социально-экономическая ситуация и морально-нравственный климат в обществе были на порядки выше, чем в современной России, детские дома не являлись эталонными. Что же говорить про современную Россию?

Ребёнок

Тем не менее поборники ювенальной юстиции прилагают все усилия для того, чтобы детские дома не пустовали. И если в сравнении с концом 90-х годов прошлого века количество добровольных отказов от детей существенно снизилось, то в детские дома и СРЦ попадают так называемые социальные сироты — дети, чьи родители живы, но ограничены или лишены (да и то не всегда) родительских прав.

Кому нужна ювенальная юстиция?

В Свердловской области за последнее время произошло несколько случаев, когда чиновники вторгались в многодетные семьи и отбирали детей. Самый показательный произошёл в Карпинске, когда ещё 26 февраля из семьи без предъявления каких-либо документов и постановлений отобрали пятерых детей (2, 3, 6, 8 и 14 лет), и четверых из них удерживают в СРЦ города до сих пор.

История получила широкое освещение. И на данный момент двухлетний ребёнок вернулся в семью (что косвенно указывает на то, что другие дети отобраны без должных оснований) только потому, что в СРЦ Карпинска нет ясельной группы. В отношении отца семейства возбуждено уголовное дело, которое, судя по постановлению, основывается на показаниях 14-летней падчерицы, у которой с отчимом неприязненные отношения.

А вот в действиях органов опеки правоохранительные и надзорные органы противоправных действий не усмотрели. А ведь родители не лишены прав и даже не ограничены в них, непосредственной угрозы жизни и здоровью детей не было — их забирали из дома вечером, когда детей укладывали спать, и процесс этот был заснят на видео. Когда детей забирали, то чиновники пояснили, что делают это по поступившему сигналу о якобы насилии в семье. Родители напрочь отрицают это, но даже факт побоев не может являться основанием для отбирания. Теперь чиновники говорят, что отобрали детей по 120-ФЗ, то есть «по безнадзорности», но это абсурд. Дети были дома под наблюдением родителей, и даже установленные факты безнадзорности являются всего лишь основанием для проведения индивидуально-профилактической работы.

Мы будем следить за событиями, но уже сейчас можно смело утверждать, что действия органов межведомственного взаимодействия направлены на разрушение семьи. Отцу, который является кормильцем (мать в декретном отпуске), грозит реальный срок. Очевидно, что ей одной, имея на руках двух малюток с пособием 11 тыс. рублей (на всех детей), будет крайне тяжело, при том что старшая дочь отказывается помогать по дому (это в том числе стало причиной конфликта с отчимом, который требовал от неё помогать матери). В таких условиях вероятным сценарием может стать такой: органы опеки немедленно заявятся в семью, чтобы отнять детей навсегда и поместить их в детдом. А потом отчитаются, что в очередной раз «защитили» права несовершеннолетних.

Забота о детях?

И хотя данная многодетная семья далеко не идеальная, но семья родная, и родители хотят вырастить достойных граждан. У матери и отца нелёгкие судьбы, и они сами, будучи несовершеннолетними, проходили через российскую систему призрения и не желают, чтобы их дети воспитывались в детских домах. При этом мы знаем, что происходит в российских детских домах и чему там могут научить. Что говорить, если в вышеуказанной телепередаче даже депутат Госдумы заявил, что, к сожалению, сегодня это одним случаем в Алапаевске не ограничивается. А как с этим справится государство — вопрос открытый.

Это не значит, что в России нет семей, где родители пьющие и безответственные, а дети проживают в условиях длящегося неблагополучия или при непосредственной угрозе жизни и здоровью. Но семья из Карпинска не такая. Родители не употребляют спиртного, отец работает, и они даже переехали в съёмную квартиру, чтобы сделать ремонт в своём доме. Дети обуты, одеты и сытые, посещают детский сад и школу. Насилие, в котором подозревают отца, ещё надо доказать, но он отрицает, что бил детей, но не отрицает, что воспитывал их, не отпуская, например, 14-летнюю падчерицу гулять поздно вечером.

И чиновники не вправе решать, где детям лучше (это прерогатива суда). К тому же им наверняка совершенно безразлично, что будет с маленькими детьми в детском доме, как сложится судьба 14-летней девочки. Или кто-то считает, что в провинциальном Карпинске принципиально лучше, чем в Алапаевске? Более того, уже после попадания в СРЦ двое детей были в синяках, и родители писали жалобы, но органы межведомственного взаимодействия не обратили на это никакого внимания.

Ещё раз оговорюсь, что, увы, бывают семьи, из которых необходимо забирать детей, но делать это в любом случае надо по закону. Но ворошить «всех подряд», только на основании подозрений чиновника — это и называется ювенальная юстиция, а не забота о правах несовершеннолетних, при том, что главное право ребёнка — это право на семью. А учитывая то, что в детском доме или СРЦ права ребёнка может нарушить кто угодно, необходимо сто раз подумать перед тем, как помещать его в них.

Именно поэтому выходит так, что родная семья, где пусть и строго, но занимаются воспитанием детей, пытаясь наставить их на путь истинный, лучше детского дома, в котором могут изнасиловать, довести до самоубийства или попросту не замечать того, как дети занимаются проституцией.

Алексей Банников

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ: КТО И ЗАЧЕМ ВВОДИТ В РОССИИ.

Несмотря на то, что тема ювенальной юстиции животрепещущая и активно обсуждаемая, без смены статей 13 п.2 и 15 п.4 в Конституции Российской Федерации проблема ЮЮ не решается!

Ювенальная юстиция это лишь часть оккупационной системы. Следовательно, нужно менять принципы управления страной, вернув её суверенитет и свободу!

«В Европе проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнерство, веру в Бога или веру в Сатану. И эту модель агрессивно навязывают всем, всему миру…» (Владимир Путин).

В России постепенно вводится система ювенальной юстиции, первоначальная цель которой — разрушить традиционные ценности семьи, а конечная – ликвидация семьи, как социального института. Ювенальная система состоит из неопределённых критериев, открывающих огромные возможности для шантажа и коррупции.

Многие родители и специалисты толком ещё не разорались, какой ущерб может привести эта система. А тем временем, миллионы детей в Европе и Америке отделены от своих родителей. Прежде чем ответить на вопрос, обозначенный в заголовке, необходимо пояснить, что она из себя представляет.

Прежде всего, под «ювенальной юстицией» надо понимать систему правовых норм и правоприменительную практику в отношении несовершеннолетних и их родителей, которая в последние десятилетия стала общепринятой в ряде Европейских стран и США.

Понятие ювенальной юстиции появилось в начале XX века на Западе под видом защиты прав детей от посягательства взрослых. Между тем, всё далеко не так просто и однозначно.

В настоящее время сторонниками ювенальной юстиции отстаивается не просто введение ювенальных судов, а именно создание ювенальной системы – института контроля государства над семьей, как таковой. В ювенальную юстицию постепенно вошли органы социального надзора за положением ребенка в семье, пропаганду просвещения детей по проблемам здоровья, а позже и сексуальное просвещение. Сама эта «детская» юстиция стоит на нескольких главных принципах.

Но и этого мало. Права детей по концепции ЮЮ ставятся выше прав их родителей! Данной системой ставится под угрозу независимость семьи, ее право самостоятельно решать вопросы семейной жизни, право родителей определять приоритеты воспитания и устройства семейной жизни; традиционные детско-родительсткие отношения, исходящие из подчинения младших старшим; неограниченная возможность вмешательства разнообразных структур в дела семьи и ограничение естественного права родителей не только на рождение ребенка, но и на его воспитание в избранной им системе ценностей. Ювенальная юстиция окружена целым ореолом мифов. Неудивительно, что многие люди не могут не только определиться со своим отношением к данной системе, но и как следует разобраться в ней. Попытаемся развенчать основные мифы, связанные с ЮЮ.

Миф первый:

«Все родители в России — садисты и насильники».

Истерики некоторых СМИ приучают нас к тому, что все мы потенциальные убийцы собственных детей, и единственное средство нас остановить — отобрать детей. Но при этом неплохо подумать, а сколько реальных случаев родительской жестокости есть в нашем окружении, и рассмотреть в независимой комиссии каждое из представленных СМИ шумных, но отнюдь не бесспорных, «родительских дел».

Миф второй:

«Ювенальная юстиция — это средство экстренной помощи детям, погибающим от домашнего насилия». На деле, предлагаемая система нацелена, с одной стороны на максимальное смягчение отношения к несовершеннолетним правонарушителям: повышение срока ответственности до 18 лет, замена уголовной ответственности на альтернативную, а с другой стороны, под предлогом защиты интересов детей — максимальное ограничение прав родителей и внедрение технологии узаконенного изъятия из любой (!) семьи любого (!) ребенка. Миф третий: «Отбирать будут только у бомжей и алкоголиков».

Семья вовсе не обязательно должна являться асоциальной или такой, где ребенку действительно что-то угрожает — она может быть любой. Известные дела о т.н. жестокости родителей – Лапиных, Агеевых, Вороновых и других – трагические истории крушения обычных судеб нормальных людей, по злой иронии судьбы ставших героями информационной кампании по созданию образа врага в виде родителя.

Миф четвертый:

«Пусть только попробуют забрать моего ребенка». Основной фигурой ювенального правосудия станет «помощник судьи с функциями социального работника», который получит право безо всяких ордеров входить в дома, проверять содержимое шкафов и холодильников, и по своему субъективному мнению в досудебном порядке изымать детей. Не подчиниться ему будет нельзя.

Миф пятый:

«Этого никогда не произойдет».

Динамика продвижения ювенальной юстиции по России уже такова:

количество пилотных регионов с 2002 по 2014 г. увеличилось с 4 до 40, ювенальных судов до 40;

с 2003 г. ВУЗы ввели специальность — «социальный работник», который и станет затем «помощником судьи с функциями социального работника»;

с 2005 г. в стране проводится информационная кампания по созданию прецедентов «родительской жестокости», образа врага в лице родителей, формируются установки на необходимость защиты общества от родителей и введения в России ювенальных технологий;

с 2005 г. началось внедрение в программы школ и детских садов курсов по изучению «прав ребенка»;

20.05.2009 г. Россия ратифицировала Европейскую социальную хартию, взяв на себя обязательства по выполнению ст. 11 (сексуальное просвещение детей) и ст. 17 (ювенальная юстиция);

01.09.2009 г. создан институт уполномоченного по правам ребенка при президенте, намечено его введение в образовательные учреждения для работы, неподотчетной администрации;

24.11.2009 г. Министерством образования РФ представлен проект «паспорта здоровья школьника», предполагающий составление руками самих детей полной информации о семье, зеркально повторяющий пункты инструкций для изъятия детей социальными службами;

с 2011 г. в стране создана единая сеть «Детского телефона доверия»;

в Таганроге по модели монреальского суда создан первый ювенальный модельный суд, которых сейчас более 40;

создана система обязательного информирования медиками органов УВД и опеки обо всех случаях детского травматизма с последующей организацией дознания о его причинах и инициированием судебных исков к родителям;

социальные службы и органы опеки переориентируются на изъятие детей: осуществлено создание нормативной базы для составления учёта всех семей, отрабатываются механизмы изъятия в досудебном порядке из любой семьи, которая отныне признается местом, где «создается угроза жизни ребенка». Почему Ювенальная юстиция вводится в России?

Несмотря на отсутствие поддержки в российском обществе, президентом России, который неоднократно высказывался против, ювенальные технологии постепенно и неуклонно, внедряются сторонниками ЮЮ. Происходит такое навязчивое наступление европейских «ценностей» на российские семьи благодаря невинным на первый взгляд социально-ориентированным НКО и разрешению де-факто игнорировать мнение народа и органов власти, прописанному в статье 15 п.4 Конституции РФ.

Дело в том, что по Конституции общепризнанные принципы и нормы международного права ставятся выше, чем российское законодательство. А так как стандарты ювенальной юстиции признаны европейскими странами как обязательные для исполнения, они автоматически становятся общепринятыми, то есть обязательными для исполнения в России.

Не отменив верховенство международных норм и правил, Россия и дальше будет оставаться полем для социальных экспериментов западноевропейских политиков, а российские семьи испытают на себе «прелесть» новых ценностей, принятых во всем так называемом цивилизованном мире. США и их вассалы в Евросоюзе нацелены на революцию в сфере семейных отношений, чтобы разрушить важнейший оплот Российской Федерации. «Делается это через гранты, через посольства и выходит в виде конкретных законов о ЮЮ и ликвидации принципов семейного устройства, что само по себе, означает ликвидацию российской нации» (Е.А. Фёдоров, депутат ГД РФ).

Но, несмотря на то, что тема ювенальной юстиции животрепещущая и активно обсуждаемая, без смены статей 13 п.2 и 15 п.4 в Конституции Российской Федерации проблема ЮЮ не решается!

Ювенальная юстиция это лишь часть оккупационной системы. Следовательно, нужно менять принципы управления страной, вернув её суверенитет и свободу!

https://cont.ws/@chetverikova/935437

Comments are closed.